«Не просто система бомбоубежищ»: эксперт — о подземных пространствах «Азовстали»

Комбинат «Азовсталь», где укрываются бойцы нацбатальона «Азов», имеет сложную и обширную систему подземных коммуникаций, которые можно использовать для передвижения и хранения боеприпасов. А заводские бомбоубежища, по оценке экспертов, могут вмещать до 4 тыс. человек. О коммуникациях комбината RT рассказал Павел Черноусов — кандидат технических наук, доцент Национального исследовательского технологического университета (МИСиС), действительный член Академии МАНЭБ (Международная академия наук экологии, безопасности человека и природы). Он окончил Институт стали и сплавов в 1982 году по специальности «чёрная металлургия». Работал или бывал на всех металлургических комбинатах бывшего СССР.

«Не просто система бомбоубежищ»: эксперт — о подземных пространствах «Азовстали»

  • Кадр из хроники строительства новых мощностей комбината «Азовсталь», 1976 год
  • © РГАКФД

— Где на территории «Азовстали» могут быть подземные пространства, катакомбы, в которых могут находиться люди?

— Чтобы объяснить это, надо понимать три обстоятельства. Во-первых, первая очередь завода создавалась в середине 1930-х годов, когда существовал определённый технологический режим и определённая последовательность металлургических агрегатов. Второе обстоятельство — город и сам завод находятся непосредственно на морском побережье. Значит, имеют место большие стоки воды в сторону моря. И третье обстоятельство — все сооружения такого рода в то время рассматривались как объекты потенциальной военной инфраструктуры, и поэтому там предусматривались соответствующие сооружения, чтобы рабочие могли работать в производственных помещениях, отвечающих требованиям гражданской обороны, не покидая территорию предприятия в течение нескольких суток. 

Напомню, что тогда в стране было всего два стана прокатки броневого листа — это Мариуполь и Ленинград. Прокатные цеха оборудовались так называемыми нагревательными колодцами. Это печи, в которых нагревают слитки мартеновской стали после разливки в изложницы. Слитки поступали в прокатные цеха по железнодорожным путям.

Нагревательные колодцы вместе с обслуживающей инфраструктурой простирались на глубину до 9 м ниже уровня пола цеха. Это примерно три этажа. Представляете, под полом цеха камера в несколько квадратных метров огнеупорной кладки с бетоном. А под этой камерой располагаются ещё газоходы, каналы для электрических кабелей и дымоход, который представляет собой не трубы, а коллекторы. Таких нагревательных колодцев там было сооружено несколько десятков. 

Под этой девятиметровой структурой обязательно должна быть ливневая канализация, которая отводит воду от потенциального затопления. Все стоки идут в сторону моря. Ливнёвка там — это не труба, а коллектор большого сечения. В технологическом режиме нельзя допустить даже кратковременное затопление территории. Потому что вода будет приводить если не к взрыву, то к разрушению печей, работающих с температурой свыше 1000 °С. 

  • Кадр из хроники. Строительство новых цехов «Азовстали», 1976 год
  • © РГАКФД

Кроме того, все эти сооружения работают в условиях высокой степени запылённости. И даже если есть система удаления пыли, то всё равно образуется так называемая просыпь — мельчайшие частицы пыли, которые удаляются по технологии «гидросмыва». И это тоже идёт в ливнёвку. 

И ещё два технологических момента, которые в этой структуре обязательно были в это время задействованы. Это котельные. Потому что в то время котельные на «Азовстали» и на многих других заводах работали на измельчённом угле. Железнодорожный вагон подъезжал по пути на поверхности земли, а дальше на один этаж вниз стояло оборудование для помола и измельчения угля, который впоследствии сжигался. Это примерно 3—5 м. А ещё ниже — транспортёрная галерея, куда ссыпался размолотый уголь. И уже оттуда он поступал в котлы для сжигания. 

Вряд ли кто-то занимался тем, чтобы засыпать землёй эти объекты. Сейчас любая котельная потенциально представляет собой такую точку, которую можно подготовить к чему угодно. 

Второй момент — наличие шламового хозяйства. Шлам — это такая взвесь, которая похожа на жидкую грязь.  

Шлам содержит определённое количество влаги, которое позволяет эту мелкую фракцию во взвешенном состоянии отправлять на большие расстояния. Сначала он поступает в так называемые шламоотстойники, затем — в пруды-осветлители.

Использование этих сооружений позволяет организовать на предприятии замкнутый круг циркуляции технической воды. Отстойники и пруды-осветлители представляют собой бассейны площадью в несколько десятков квадратных метров. Глубина бассейнов достигает 10 м. И попутно образуется инфраструктура вокруг этого бассейна, где тоже размещаются коллекторы. 

  • Фрагмент схемы расположения источников выбросов мариупольского комбината «Азовсталь», 1991 год

 — Какие технологические рабочие пространства есть под землёй?

— Если говорить о подземных коммуникациях, то мы имеем системы галерей бывших котельных, заглублённых минимум на 6 м вниз. Кроме того, мы имеем построенные уже в 1960-е годы скрытые внизу транспортные галереи. Это, скорее всего, нижняя отметка примерно 5 м. Мы имеем бывшие пруды-осветлители с коллекторной структурой, которая их окружает. И всё это серьёзные сооружения и пространства ниже нулевой отметки.

— И, как на любом заводе, построенном в СССР, там должны быть бомбоубежища. 

— В 1930-е годы на той же примерно глубине, минимум 3—5 м, была система не просто бомбоубежищ, а система, где могли разместиться сотрудники завода на случай военного положения, чтобы работать в три смены, не уходя с предприятия. Система гражданской обороны.

— Проект комбината «Азовсталь» разработан в СССР?

— Прототипом довоенных металлургических заводов в СССР был проект завода в городе Гэри в США. Это типовой завод. В дополнение к тому, что было в Гэри, наши добавляли ливнёвку. Также добавляли большие дымоходы, потому что серьёзных газоочистных агрегатов в то время не использовали, а нужно было отвести дымовые газы с высоким содержанием мелкой пыли.

  • © РГАКФД

Если посмотреть фото строительства комбината, то можно увидеть, что в котловане примерно четыре этажа идёт вниз и дальше идёт монтаж всех этих коллекторов для удаления дымовых газов от мартеновских печей, ливневые стоки уходят и другие коммуникации.

И конечно, добавляли систему гражданской обороны. 

Бомбоубежища на «Азовстали» позволяли полной смене цеха работать, не уходя с территории предприятия.

— У каждого цеха, получается, своё бомбоубежище?

— У каждого цеха своё бомбоубежище, которое объединено общей системой ГО. Потому что изначально закладывалась работа в военное время без ухода с территории предприятия. Если штатным расписанием 400 человек работают в прокатном или в доменном цехах, заложен четырёхбригадный метод, то сотня должна минимум размещаться, для того чтобы производство могло в любой момент работать.

  • Фрагмент схемы расположения источников выбросов мариупольского комбината «Азовсталь», 1991 год

— Сколько людей может там сейчас укрываться?

— Думаю, что бомбоубежища могут быть рассчитаны на пребывание примерно 3—4 тыс. человек достаточно комфортное в условиях военного времени по стандартам 1930-х годов.

— Но учитывая все остальные подземные пространства, о которых вы говорили, то может быть ещё больше?

— Да. Как я уже сказал, это коллекторы ливневой канализации, электрических кабелей, газоочистки и так далее, которые один с другим сообщаются. И плюс развязки между ними, где в том числе есть насосные станции и электроподстанции.

Ранее мы побеседовали с профессором Санкт-Петербургского политехнического университета Ириной Буториной, которая показала схему завода «Азовсталь» и рассказала, под какими цехами могут находиться бомбоубежища и где могут располагаться возможные пути выхода с комбината.

  • Учёный-металлург Ирина Буторина — о комбинате «Азовсталь»

russian.rt.com



Добавить комментарий